Дайджест

Версия для печати
08.07.2017 0:00:00
Почему вы, Золотов, набрали таких трусов?

Почему вы, Золотов, набрали таких трусов?


То, что происходило и происходит с Александром Туровским, поражает даже тех, кто давно не удивляется происходящему в нашей стране. Молодой парень, дежуривший в штате Навального в Москве, был избит так называемыми росгвардейцами, увезен в ОВД, откуда доставлен в Склиф, прооперирован и срочно вывезен обратно в ОВД. Те, кто поставлен охранять общественный порядок занимались тем, что издавались над избитым ими же парнем, который не принёс никакого вреда обществу.



Я сталкиваюсь в последнее время и с полицейскими, и с росгвардейцами – я все поражаюсь… ну, может мне так не везет, может я так настроен, может они на меня так реагируют… и все новости, которые с ними связаны, тоже почему-то складываются в эту же стопочку…



Ну почему там набрано столько лживых, подлых и, скажем так, людей, которые больше похожи на оккупантов. Вот почему? Как, где они их подбирают? Каким кадровым агентством? Какими объявлениями? Какие методики используют при отборе, что полиция наша выглядит хуже оккупантов. Потому что, мне кажется, оккупанты хотя бы думают о том, что у них настанет завтра и где им предстоит взорваться. А эти же не думают. Все население для них – это дойные коровы, люди, над которыми можно издеваться и терпилы. В зависимости от того, в какую ситуацию ты попал. Причем люди, над которыми можно измываться и терпилы – это одна и та же категория, просто одна пошире, другая поуже. И почему они так к нам относятся? С чего это вдруг все повелось?



Я вспомнил в связи с этим случаем – «жемчужного прапорщика». Собственно, откуда родилась рубрика Матвея Ганапольского «Бунт хорьков». Человека этого, Вадима Бойко, потом вычислили по видео, была шумиха, руководство полиции, как бы сначала сопротивлялось, прикрывало, но потом все-таки сам этот человек пришел типа с повинной – вынудили. И его осудили условно. Все-таки он понес уголовное наказание, хоть как-то.



До какого дна мы долетели, до какого уровня мы опустились, что ныне «жемчужный прапорщик» кажется чуть ли не образцом корректности стража правопорядка – а он бил дубинкой по голове протестующих. Потому что сейчас люди даже не протестуют, это не происходит на акции протеста.



Человек находился внутри штаба, в ночное время. Влетели налетчики, которые сказали, что они правоохранительные органы. Один из них в рапорте пишет: «Я применил боевые приемы самбо, потому что он отказался показать мне паспорт». Там один мальчишка, в этом самом штабе. Справились с одним мальчишкой. То есть если вы идете по улице, вам говорят: «Покажите паспорт», ты спрашиваешь: «А вы, простите, кто?» — вам сразу могут сунуть боевой прием самбо в рожу. Вот что происходит.



Если вы полагаете, что это касается активистов Навального, каких-то политических вещей и так далее – нет, нет и еще раз нет. Почему? Я расскажу.



Недавно «Первый канал» показывал сюжет про случай в Подольском районе, на даче. Porsche Cayenne сбивает бабушку, за рулем пьяный, который оказывается каким-то погонным человеком. Что вы тут бабушек распустили, дескать, когда такие люди ездят. Есть всё: есть номер с видеорегистратора проезжавшей машины, есть запись. Бабушка – она в штабе Навального работала? Родственники ее в штабе Навального работали? Против кого-нибудь выступали? Понятно, что несчастная бабушка вся переломанная лежит в больнице, и реально это угроза жизни. Понятно, что она тут самый главный пострадавший. Но на ее родственников давят реально. А человека этого под подписку о невыезде освобождают.



Это никакая не политическая история, вообще. Просто потому, что они считают, что им все можно, им все дозволено. Им дозволено в 4 утра, если они получили приказ ворваться в этот штаб… (в 4 утра нельзя проводить следственные действия) – можно ворваться туда, избить мальчишку. Они ж его в околоток сначала привезли, и он долгое время там провел в абсолютно издевательских условиях. И только после того, как ему реально стало плохо, и они просто обосрались из-за того, что он может умереть там – они повезли его в больницу и сами туда впрыгнули. Они не выпускают его только потому, что им надо скрыть следы избиение.



Почему вы, Золотов, набрали таких трусов? Где вы их набрали? Они все у вас – от офицеров до вас – такие? Или это вот конкретная бригада? Почему-то мне сдается, чисто по опыту общения, что это не конкретная бригада такая, а практически все.



И это не только в Москве происходит. Почему нас еще возмущает это – потому что это происходит не где-то там, не где-то какие-то национальные республики, в которых традиции довлеют над законами. А это происходит в Москве, под прицелами камер, под прицелами соцсетей. Какая нахрен презумпция доверия полиции? Вы вообще о чем говорите? Вы себя слышите? Вы видите, что они творят?



Я не назвал фамилию человека, который ударил Туровского, а он, мне кажется, заслуживает этого. Мне кажется, все должны знать. Это Михаил Глуховской. Он командир 1-го отделения оперативного взвода 5-го оперативного батальона ОМОН Главного управления Росгвардии по Москве. Такое длинное название у такого малодостойного человека, как Михаил Глуховской. Вот такой он пост длинный занимает. И нужно следить за тем, что с ним будет происходить. Хотя я думаю, что с ним будет происходить только хорошее. Ему в ближайшее время уготована исключительно хорошая судьба. Но, как говорится, жизнь-то долгая. Дай бог, еще увидим.




 

По материалам:
publizist.ru

Все публикации