Мы преданно служим нашим клиентам 28 лет 11 месяцев 25 дней | Сегодня нам сделали заказ 79 клиентов
logo

Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

ст. 48 Конституции РФ

          звонок бесплатный 


э-почта: mail@ulc.ru
       mail@5405343.ru

Публикации
Рейтинг@Mail.ru

Дайджест

Версия для печати
19.09.2008 9:47:02
Опознай меня, Родина!
Молекулярно-генетическая экспертиза положена только тому, кто погиб на территории России.

Когда опознать погибшего воина невозможно, его останки отправляют на молекулярно-генетическую экспертизу. Это сложное и дорогостоящее исследование — от 40 до 80 тыс. рублей. Очевидно, что эти расходы должно нести Минобороны. Однако деньги в военном бюджете, выделяемые на эти цели, предназначены только для тех, кто погиб на территории России. Воины, павшие в боях за Цхинвал, в эту категорию не попадают.

В Цхинвале пропало без вести восемь военнослужащих. Если они погибли и их останки когда-нибудь будут найдены, то установить их имена окажется невозможно по той же причине, по какой невозможно сейчас идентифицировать останки ребят, погибших в Афганистане.

В списках без вести пропавших “афганцев” сегодня числятся 270 человек. Их поисками занимается Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств — участников СНГ, причем вся работа ведется на деньги спонсоров и взносы ветеранских организаций.

За три года комитет организовал 12 поисковых экспедиций в Афганистан и нашел останки 14 военнослужащих. Похоронить на Родине удалось только двоих — тех, чьи имена были достоверно известны. Остальные с помощью МИДа были переправлены в Москву и переданы в 111-й Центр судмедэкспертиз МО. Там они лежат без движения уже полтора года, если не больше, и все это время комитет ведет безрезультатную переписку с Минфином и Минобороны, пытаясь добиться выделения средств на проведение генетической экспертизы.

Минфин говорит, что денег не даст, потому что они уже выделены на это святое дело военному ведомству — по разделу 02 “Национальная оборона”: 2005 г. — 32,8 млн. руб., 2006-й — 20 млн. руб., 2007-й — 20 млн. руб. В 2008-м Минобороны также выделено 20 млн. руб., и в 2009-м и 2010-м оно получит такие же суммы, проиндексированные установленным порядком.

Минобороны соглашается: да, средства на поиски, эксгумацию, идентификацию останков военнослужащих у нас есть. Но они предназначены только для тех, кто пропал без вести на Северном Кавказе. А ваши протеже погибли в каком-то Афганистане, поэтому, извиняйте, денег дать не можем.

20 млн. рублей — приличная сумма. Она позволяет Минобороны ежегодно оплачивать идентификацию от 250 до 500 военнослужащих, пропавших без вести на Северном Кавказе. По данным Комитета солдатских матерей (наверняка завышенным), за две чеченские кампании там пропали без вести около 800 военнослужащих. Денег, как видите, на них выделяется с огромным запасом. Куда идут эти средства?

Сотрудники Комитета по делам воинов-интернационалистов установили 18 мест захоронений советских солдат в Афганистане, в том числе девяти человек, поднявших восстание в лагере Бадабер под Пешаваром и героически там погибших. Одновременно через военкоматы комитет собирает банк данных ДНК-кодов их родственников — торопится, пока родственники еще живы.

Все эти усилия пропадут даром, если государство не начнет платить за установление имен своих воинов, погибших не только на территории России, но и за ее пределами — там, куда правительства СССР и Российской Федерации направляли свои воинские контингенты и военных специалистов. И там, куда их еще направят.

По материалам:
publizist.ru

Все публикации


Главная   |    Услуги   |    FAQ   |    Реестр группы   |    Вакансии   |    Концессия   |    Вход клиентам

Мы в соцсетях:
Поделитесь:
© Copyright United Lawyers, 1988—2017. Все права защищены группой Объединённые Юристы.
© Объединённые Юристы используют для своей работы Облако Юриста.