Дайджест

Версия для печати
08.10.2008 7:00:08
Наркология на два фронта
Алкоголизм намного превосходит наркоманию по количеству больных, но сильно уступает ей по вниманию со стороны власти и общества
На прошлой неделе Госдума приняла в первом чтении поправки к Закону «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Изменения касаются запрета на продажу алкоголя на территориях, прилегающих к образовательным и медицинским организациям, физкультурно-оздоровительным и спортивным сооружениям. Непонятно, правда, каким образом ограничения коснутся продажи пива, которое до сих пор не относится к алкогольным напиткам и легко доступно даже школьникам. По мнению главного нарколога страны, доктора медицинских наук, профессора Николая Иванца, проблема алкоголизма в России стоит чрезвычайно остро, а по масштабам распространения она значительно превосходит наркоманию.

– Николай Николаевич, какова на сегодняшний день наркологическая ситуация в стране? Можно ли говорить о росте или сокращении числа больных наркоманией и алкоголизмом?

– В 2007 году наркологическими службами Минздрава зарегистрированы 3,3 миллиона больных наркологическими расстройствами. Госпитализированы в течение года 716 тысяч. Большая часть – 82,7% – страдают алкоголизмом и алкогольными психозами. На долю наркомании приходится не более 16%. Алкоголизм – это основная проблема. Она всегда была, есть и будет. Если посмотреть статистику за 1989, 1995 и 2004 годы, то видно, что общее число больных алкоголизмом и наркоманией остается постоянным и колеблется в пределах 3 миллионов человек. Меняется только процентное соотношение алкоголиков и наркоманов.

В 1995–1996 годах наблюдался пик заболеваемости наркоманией, а число больных алкоголизмом сократилось. Затем начался обратный процесс. К 2004 году число наркозависимых сократилось до минимума, а алкоголиков, напротив, стало больше. С моей точки зрения, это связано как с успешной работой наркологических и антинаркотических служб, так и с позицией общества и СМИ. Изменилась мода. Наряду с резким отрицанием наркотиков в обществе появилась мода на пиво. Проблема наркомании – это проблема молодежи, и, когда стало модным пить пиво, молодежь переключилась на алкоголь. Вспомните, было время, не так давно, по улицам все ходили с бутылками пива. Сейчас рекламы пива стало меньше. Его перестали позиционировать как составляющую современного образа жизни, и мода на наркотики, как мне кажется, немного вернулась. Сейчас кривая наркомании незначительно, но пошла вверх. За счет чего? Клубные наркотики – амфетамины. Экстази – наркотик дискотек. Молодежь ходит в клубы, в клубах продают наркотики. Но 80% из тех, кто попадает в стационары, это потребители героина.

– Какие регионы наиболее подвержены распространению алкоголизма и наркомании?

– Если говорить об алкоголизме, то это в первую очередь Север, где всегда много пили, и в последние годы средняя полоса. Причем как на европейской территории, так и в Сибири. По распространению наркомании лидером остается Сибирский федеральный округ. Значительно ниже показатели в Уральском и Дальневосточном. А наименьшее число наркозависимых зарегистрировано в Центральном федеральном округе.

– Существует какая-то динамика в распределении этих мест?

– Конечно. Все пошло из Европы, и первый всплеск наркомании мы фиксировали в Калининграде. Далее весь Северо-Западный округ, потом прошло через Центр и затем уже Урал, Сибирь и так далее. Почему сегодня Сибирский округ на первом месте? Потому что они сейчас переживают то, что мы прошли лет 10 назад. А с алкоголизмом все настолько стабильно и давно ясно, что никаких резких изменений мы тут не замечаем и не прогнозируем.

– Есть иные причины такого распространения наркомании, кроме территориально-временных?

– Есть разные подходы к этой проблеме. Экономисты, например, говорят, что потребление наркотиков зависит от занятости и условий труда. Наверное, эти факторы тоже влияют на ситуацию вместе с социальными, культурными и географическими. Но, чтобы в шахтах работали люди в состоянии наркотического опьянения, такого не было никогда. В Кемеровской области сейчас эта проблема стоит очень остро. И это, на мой взгляд, больше говорит о степени контроля. Но я все же склонен думать, что эта волна постепенно проходит.

– Кто больше может сделать в борьбе с наркоманией: врачи или правоохранительные органы?

– Проблема наркомании состоит из двух понятий: спрос и предложение. Бессмысленно дискутировать о том, что первично и что важнее. Сокращение спроса – это задача Минздрава и Минобразования. Это пропаганда здорового образа жизни, профилактика потребления среди молодежи. А предложение – это проблема правоохранительных органов. Поэтому очень важно наладить именно совместную работу всех заинтересованных сторон.

– И каковы успехи на этом поприще?

– На недавнем совещании главных наркологов с докладом о наркоситуации в России выступал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. Внимание со стороны руководства такой структуры очень важно для развития межведомственного взаимодействия и помогает снимать массу вопросов. Наши наркологи из регионов, например, жалуются, что сотрудники ФСКН иной раз ставят интересы своей службы превыше всех прочих, вынуждают врачей раскрывать имена пациентов, на что те не имеют права. Такие вот шероховатости мы и пытаемся снимать во время наших встреч. Задача у нас общая – улучшение наркологической помощи населению. Поэтому очень важно, что по инициативе ФСКН мы приняли обращение к президенту, в котором, в частности, отмечается важность такого направления, как укрепление и поддержка наркологической службы. Беда в том, что в большинстве регионов наша служба финансируется по остаточному принципу. Нормативная база осталась еще с советских времен и не всегда соответствует современным реалиям. До сих пор не принято положение о наркологических диспансерах со стационарами, давно подготовлены и до сих пор не утверждены в Минздраве новые стандарты лечения наркологических больных. Но мы работаем, накапливаем совместный опыт. Это очень важно для правильного понимания проблемы и поиска путей ее решения.

– Какие наркотики наиболее распространены сегодня в России? Появляются ли новые? Что вызывает наибольшую тревогу у наркологов?

– Всех наркоманов мы делим на две группы. Первая – это те, кто нуждается в стационарном лечении. В большинстве своем это потребители героина. Героин – очень опасное вещество. Он быстро вызывает зависимость, и человек уже принимает наркотик не для того, чтобы получить кайф, а чтобы просто вернуться в нормальное состояние. Другая категория – потребители марихуаны. Она во много раз превосходит героиновую группу по численности, но последствия потребления не такие тяжелые. Хотя на Дальнем Востоке, где конопля отличается высоким содержанием каннабиноидов, приходится лечить больных с синдромом зависимости от конопли. Тут кроется другая проблема. Потребление конопли все больше молодеет и уже распространяется среди школьников. А следующим шагом за коноплей чаще всего идет потребление героина. Если взрослый человек еще может оценить опасность такого перехода, то подростки далеко не всегда задумываются о последствиях. Третья категория – амфетамины, в первую очередь экстази. Но численность этой группы и объемы потребления своими методами мы оценить не можем. В нашей клинике не было ни одного больного с зависимостью от экстази. Как и с зависимостью от кокаина. Видимо, эта волна до нас еще не докатилась.

– С чем, на ваш взгляд, связано распространение именно героиновой наркомании?

– В первую очередь с доступностью. Героин был дорог, пока он доходил до потребителей чистым. А теперь его разбавляют зубным порошком и продают по дешевке. Раньше у наркомана со стажем суточная доза составляла 0,3 грамма. А теперь 3 грамма. Это уже не тот героин. Грамм сегодня стоит 1500 рублей, а раньше стоил 300 долларов. Это же маркетинг. Чем дешевле доза, тем шире круг потребителей. Кто его за 300 долларов купит? А за 1500 рублей, пожалуйста. Ну и не надо забывать о том, что объемы поставок тоже растут. Взять хотя бы Афганистан, где производство наркотиков, и в первую очередь героина, в последние годы значительно увеличилось.

– В России сегодня борьба с наркоманией стоит чуть ли не на втором месте после борьбы с коррупцией. Принимаются законы, совершенствуется работа антинаркотических служб. А что делается для борьбы с алкоголизмом?

– С алкоголем, к сожалению, все наоборот. Во всех цивилизованных государствах есть главный документ: «Концепция государственной политики в области алкоголя». Эта концепция отражает все основные направления, начиная от производства и заканчивая лечением. У нас этого нет. Мы начинали готовить эту концепцию лет 15 назад. Ее утвердили в Минздраве, отдали в Белый дом, и на этом все кончилось. Потом была вторая попытка. В президиуме Госсовета была создана рабочая группа по подготовке этого документа, его подготовили, но до рассмотрения дело так и не дошло. Стали вспоминать эпоху Горбачева, снова пошли слухи о введении сухого закона, кто-то высказал опасения по поводу негативной реакции общества, и все затихло. Беда в том, что у нас любой вопрос из социального легко превращается в политический. И принимать такой документ никто не хочет. А потом из регионов письма валятся: помогите, спиваются, помогите, ситуация критическая... А сейчас все переключились на наркотики. Наркотики – тоже проблема колоссальная, но и про алкоголизм забывать нельзя – 82%!

– Что делать?

– Бороться надо. Начинать с малого, с исполнения законов. Нельзя продавать подросткам сигареты и спиртное. Но продают. Запретили рекламу спиртного, но этого мало. Нужна антиреклама. И с пивом ситуация непонятная. Его не считают спиртным и продолжают рекламировать. Но пиво есть очень разное, с разной концентрацией алкоголя. Есть и крепкое. А потребление любого спиртного напитка подросткам запрещено. Надо понимать это.
По материалам:
publizist.ru

Все публикации