Дайджест

Версия для печати
12.10.2008 9:58:43
Морской (плей)бой. Новый фильм "Адмиралъ" рискует утонуть в собственных соплях
На все (!) экраны страны выходит новый фильм Андрея Кравчука «Адмиралъ». Этот режиссер снял слезливую мелодраму «Итальянец», удостоившуюся специального упоминания детского жюри на Берлинском кинофестивале. Что не помешало создателям «Адмирала» в рекламных буклетах сообщить, что «Итальянец» получил Гран-при Берлинского фестиваля. Впрочем, не они первые вольно обращаются с чужими наградами.

Ура. Друзья встречаются вновь. Еще не успев перевести дух после «Иронии судьбы-2», мы снова видим ту же компанию – Константина Хабенского, Сергея Безрукова и Елизавету Боярскую. И ведь что примечательно: опять Хабенский с Боярской нежничают под бокал шампанского в рождественскую ночь, а несчастный Безруков мается в холодной зимней ночи. Впрочем, «Адмирала» мы любим не только за это.

Фильм Андрея Кравчука «Адмиралъ» (именно так, с буквой «ер» на конце, что должно дать нам возможность унюхать запах дворянской России, которую мы потеряли) охватывает четыре года жизни Александра Колчака – с 1916 по 1920-й. Сначала мы видим его на Первой мировой, где он, молодой контр-адмирал, ходит по Балтийскому морю. «С нами Бог!» – кричит он, стоя среди окровавленных, обожженных матросских тел, которые при этом вскрике встают, как герои мюзикла, и начинают бодро метаться по палубе. И грянул бой. Морской бой. А2 – мимо. Б2 – мимо. Д3 – ранен. Д4 – ранен. Д5 – убит!!! Компьютерные кораблики тонут, взрываются, сильно перегримированные враги летят во все стороны. Наши матросы с ожогами первой степени и оторванными ногами продолжают бодро метаться. Тем временем друг и помощник Колчака полковник Сергей Николаевич Тимирев, не обращая внимания на мины за бортом и потери в живой силе, тычет Колчаку в лицо серебряным портсигаром, внутри которого – портрет его жены. И становится ясно, что недолго ей осталось быть его женой, – Колчак тоже забывает про морской бой и начинает другую игру под условным названием «Морской плейбой».

Плейбой из него вышел вялый – например, за два часа Колчак-Хабенский ни разу не улыбнулся. Он все время думает о судьбах России, а судьба у нее, прямо скажем, незавидная. Чего ж тут улыбаться? Все царское воинство необычайно насуплено, ходит деревянной походкой (это называется, наверное, офицерской осанкой), держа одну руку за кортике, другую – согнутой на пояснице. Если они и правда так ходили всегда, то неудивительно, что проиграли Гражданскую.

Среди этого сурового высокоблагородья вырастает цветочек – жена друга Колчака Анна Тимирева. Она улыбается все время и за всех. Кажется, Елизавета Боярская боится, что если она хоть на секунду перестанет улыбаться, все забудут, какие у нее ямочки на щеках.

Анна Тимирева и правда была женщиной необыкновенной. Писала стихи, музыку, рисовала. Еще, между прочим, у нее был сын. Необыкновенная женщина помнит о чем угодно, только не о сыне. Она бесконечно выясняет отношения с мужем, ездит из города в город, но ребенок в планы создателей фильма упорно не втискивается. Конечно, лишний ребенок помешал бы правильному течению мелодраматического сюжета, утяжелил бы кружевное порхающее действие. Поэтому мальчик Володя, сын Анны и Сергея Тимиревых, в фильм вообще не попал. Впрочем, хотя бы в этом мальчику повезло. Кстати, Владимира Тимирева, ставшего впоследствии известным художником, расстреляли в 1938-м за связи с эмигрировавшим в Китай отцом.

В искусстве кройки и шитья истории Кравчук со своим «Адмиралом» с буквой «ер» – чемпион. Кто бы знал без него, что нежнее существа, чем Верховный правитель России Александр Колчак, в нашем отечестве не было? Тактика выжженных деревень в Сибири в период его Директории, расстрел 25 тысяч человек за один раз, различные забавы вроде отрезать красному ногу и отправить его с ногой, привязанной к телу, к своим – смотрите, мол, и трепещите, – разве имеет все это отношение к тому тихому и светлому, похожему на нынешнего премьер-министра человеку, каким предстал перед нами Александр Васильевич Колчак в исполнении Константина Хабенского?

Теперь до следующего переворота мы должны усвоить, что все до единого белогвардейцы – лапочки, красные – бандюки. До специального распоряжения впредь так и снимать. Впрочем, так и снимают – посмотреть хотя бы на атаку каппелевцев в «Адмирале», вид сзади. «Красиво идут», – задумчиво тянул Чапаев в знаменитом одноименном фильме, глядя на психическую атаку каппелевцев и на их искаженные злобой лица. «Интеллигенция», – уважительно отвечал Петька. То, что звучало язвительно-иронически в «Чапаеве», здесь показано всерьез. Каппелевцы изящно вышагивают в атаку, имея на лицах печать озабоченности судьбой России. А в это время безногий Безруков (Каппель) применяет свои навыки агонизирования на экране, приобретенные во время съемок фильма «Пушкин. Последняя дуэль».

Последняя сцена фильма заставляет задуматься: кто у нас следующий на канонизацию? Зря, что ли, расстрелянное тело Колчака бросают средь красивого компьютерного пейзажа на фоне компьютерного монастыря в крещенскую прорубь в виде креста?

Заставь дурака Богу молиться…

А может, все проще. В фильме красной нитью проходит тема танца, который так и не удалось станцевать Анне Тимиревой и Александру Колчаку. «Так и не станцевали», – сокрушается возлюбленная Верховного правителя. Так, может, просто танцоры плохие подобрались? Мешает им что-то.
По материалам:
publizist.ru

Все публикации